Статья 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации

1. Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

2. Военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

3. Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 12 УК РФ

1. В ч. 1 комментируемой статьи закреплен принцип гражданства при определении пространственных пределов действия российского уголовного закона, которым следует руководствоваться в случае совершения вне пределов России преступлений, предусмотренных УК, гражданами Российской Федерации и постоянно проживающими в Российской Федерации лицами без гражданства.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 31.05.2002 N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» лицо без гражданства — это лицо, не являющееся гражданином России и не имеющее доказательства наличия гражданства другого государства <1>.
———————————
<1> СЗ РФ. 2002. N 22. Ст. 2031.

В силу рассматриваемого принципа граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов России преступление против интересов, охраняемых уголовным законом, подлежат ответственности по российскому законодательству, т.е. на них распространяется юрисдикция УК, за единственным исключением: если в отношении этих лиц не имеется решения суда иностранного государства.

2. Федеральным законом от 27.07.2006 N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» <1> изменена первоначальная редакция статьи. Действующая редакция ч. 1 комментируемой статьи не предусматривает правила «двойной криминальности», т.е. граждане Российской Федерации или постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие предусмотренные УК преступления вне пределов территории России, подлежат ответственности по УК вне зависимости от того, является ли данное деяние преступлением по законодательству государства, на территории которого оно было совершено. Однако если данное деяние стало предметом судебного рассмотрения в стране по месту его совершения, то независимо от принятого судом решения (обвинительный или оправдательный приговор, освобождение от ответственности, применение мер уголовно-правового воздействия) лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности в России. Если решения суда иностранного государства в отношении лица не было, то российский суд вправе применить любое наказание, предусмотренное УК за подобное преступление, в том числе и превышающее верхний предел санкции за преступление по законодательству иностранного государства места совершения преступления.
———————————
<1> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3452.

Эти же правила распространяются на граждан России, имеющих одновременно гражданство другого государства (двойное гражданство).

3. В настоящее время воинские формирования РФ в соответствии с международными соглашениями дислоцируются на территории некоторых иностранных государств. На основании международного договора с этим государством военнослужащие таких воинских частей могут быть полностью или частично выведены из юрисдикции государства пребывания, и в этом случае за преступления, совершенные на территории иностранного государства, они несут ответственность по российскому уголовному закону. Данная статья не распространяется на военнослужащих РФ, находящихся в иностранном государстве в частном порядке, например в отпуске, в туристической поездке.

По всем соглашениям и договорам уголовно-правовой иммунитет российских военнослужащих и других лиц ограничивается характером совершенных преступлений: при совершении одних специально оговоренных преступлений они отвечают по законодательству страны пребывания, а при совершении других — по законодательству РФ <1>.
———————————
<1> См., например: Договор между Российской Федерацией и Республикой Армения о статусе пограничных войск Российской Федерации от 30 сентября 1992 г. // БМД. 1995. N 6. Подробнее см.: Международные договоры РФ, устанавливающие особенности порядка прохождения военной службы российскими и иностранными гражданами в российских воинских частях, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации // Уголовное право РФ. Преступления против военной службы: Учебник. М., 1999. С. 257 — 262; Перечень международных договоров Российской Федерации, в которых устанавливаются особенности порядка прохождения военной службы российскими и иностранными гражданами в российских воинских частях, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации // Военно-уголовное право. 2003. N 1 — 2. С. 14 — 16 (вкладка в журнал «Право в Вооруженных Силах». 2003. N 2).

Таким образом, при решении вопроса об уголовной ответственности лиц из числа военнослужащих, гражданского персонала российских воинских формирований, дислоцированных за пределами Российской Федерации, а также членов их семей следует руководствоваться конкретными международными соглашениями, которые в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции являются частью правовой системы РФ <1>.
———————————
<1> Об этом см., например: Исследование вопроса о гражданстве подсудимых становится актуальным в практике военных судов // Информационный бюллетень военных судов. 1997. N 165. С. 26 — 29; Особенности уголовной ответственности военнослужащих воинских частей РФ, дислоцирующихся на территории иностранных государств // Там же. 1996. N 164. С. 15 — 18; О некоторых вопросах применения 26-м гарнизонным военным судом (Байконур) ст. 12 Уголовного кодекса РФ в отношении лиц, совершивших преступления вне пределов России // Там же. 2000. N 179. С. 13 — 15.

Юрисдикция Российской Федерации в отношении военнослужащих обусловлена прежде всего спецификой воинской службы, доступом военнослужащих к особой информации и т.д. Как правило, международными договорами устанавливается следующий порядок реализации уголовной ответственности: по делам о преступлениях, совершенных лицами, входящими в состав войск (сил), или членами их семей вне пределов дислокации, применяется законодательство страны пребывания, действуют ее суды, прокуратуры и другие компетентные органы; по делам о преступлениях лиц, входящих в состав войск, и членов их семей, совершенных в местах дислокации либо при исполнении служебных обязанностей, а также по делам о воинских преступлениях применяется законодательство РФ и действуют ее прокурорские, судебные и другие компетентные органы.

4. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает реальный и универсальный принципы действия уголовного закона в пространстве.

Согласно первому из них иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне ее пределов, преследуются по российскому уголовному закону, если это преступление было направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства и если иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно не проживающие на территории РФ, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к ответственности в России.

В отличие от предыдущей редакции ч. 3 комментируемой статьи, где в качестве объекта преступлений в таких случаях указывались лишь интересы РФ, что порождало различные толкования данного положения, новая редакция говорит и об интересах гражданина Российской Федерации и постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства.

5. В соответствии с универсальным принципом иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне ее пределов, несут ответственность по российскому уголовному законодательству в случаях, предусмотренных международным договором РФ, и если они не были осуждены за это деяние в иностранном государстве. Этот принцип применяется к международным преступлениям и преступлениям международного характера, ответственность за которые в соответствии с принятыми Российской Федерацией обязательствами предусмотрена ее уголовным законодательством. В первую очередь данный принцип имеет отношение к преступлениям против мира и безопасности человечества (ст. ст. 353 — 360 УК), но применим и к ряду других «конвенционных преступлений» (ст. ст. 127.1, 127.2, 186, 206, 227 УК и др.). Только на основе универсального принципа возможны организация совместной борьбы, координация действий в отношении преступлений указанных категорий.

6. Положения ст. ст. 226.1, 229.1 УК об установлении уголовной ответственности за контрабанду спецпредметов на территории Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС содержат специальные правила о действии закона в пространстве, по кругу лиц и положениям ст. ст. 11, 12 УК не противоречат.