Статья 104.1. Конфискация имущества

1. Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора следующего имущества:

а) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных частью второй статьи 105, частями второй-четвертой статьи 111, частью второй статьи 126, статьями 127.1, 127.2, частью второй статьи 141, статьей 141.1, частью второй статьи 142, статьей 145.1 (если преступление совершено из корыстных побуждений), статьями 146, 147, статьями 153-155 (если преступления совершены из корыстных побуждений), статьями 171.1, 171.2, 174, 174.1, 183, частями третьей и четвертой статьи 184, статьями 186, 187, 189, 191.1, частями третьей и четвертой статьи 204, статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 209, 210, 212, 222, 227, 228.1, частью второй статьи 228.2, статьями 228.4, 229, 231, 232, 234, 235.1, 238.1, 240, 241, 242, 242.1, 258.1, 275, 276, 277, 278, 279, 281, 282.1 — 282.3, 283.1, 285, 290, 295, 307-309, 327.2, 355, частью третьей статьи 359 настоящего Кодекса, или являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, ответственность за которое установлена статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 настоящего Кодекса, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

б) денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями, указанными в пункте «а» настоящей части, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

в) денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

г) орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому.

2. Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него.

3. Имущество, указанное в частях первой и второй настоящей статьи, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.

Комментарий к Ст. 104.1 УК РФ

1. Глава 15.1 была включена в УК Федеральным законом от 27.07.2006 N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» <1>. Правовая природа этого института определяется его местом в системе мер уголовно-правового воздействия и в структуре уголовного закона. Глава, в которой решаются вопросы конфискации имущества, включена в разд. VI «Иные меры уголовно-правового характера»,а не в раздел о наказании. Введение рассматриваемого института не означает возвращения в УК отмененной конфискации имущества в ее прежнем значении как вида наказания.
———————————
<1> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3452.

2. Данная законодательная новелла означает, что появился новый по форме и содержанию институт уголовного права. Он основан на нормах международного права, призван служить уголовно-правовым средством противодействия, прежде всего финансированию терроризма и организованных преступных структур, является юридическим основанием принудительного изъятия и безвозмездного обращения в собственность государства имущества, незаконно полученного в результате совершения преступлений из числа указанных в специальном перечне, а также определенного имущества, принадлежащего виновному. Предусмотренные им конкретные нормы по своему содержанию в полной мере соответствуют положениям, предусмотренным ст. 12 («Конфискация и арест») Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г., ратифицированной Федеральным законом от 26.04.2004 N 26-ФЗ <1>.
———————————
<1> СЗ РФ. 2004. N 18. Ст. 1684; N 40. Ст. 3882.

3. Согласно п. «g» ст. 2 этой Конвенции «конфискация» означает окончательное лишение имущества по постановлению суда или другого компетентного органа. В соответствии с правовой позицией, высказанной в Постановлении КС РФ от 16.07.2008 N 9-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева» <1>, ч. ч. 1 и 3 ст. 35, ст. 46 и ч. 3 ст. 55 Конституции позволяют лишать собственника или законного владельца его имущества, признанного вещественным доказательством, только вступившим в законную силу приговором, которым решен вопрос об этом имуществе как вещественном доказательстве, и — в случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства вступившим в силу соответствующим решением суда.
———————————
<1> СЗ РФ. 2008. N 30 (ч. 2). Ст. 3695.

4. Обращение конфискуемого имущества в собственность государства взаимосвязано с мерами гражданско-правового характера — возвращением имущества законному владельцу и возмещением причиненного ему ущерба, но не заменяет их. Охрана прав и свобод человека, его собственности является одной из важнейших задач уголовного закона (ст. 2 УК). Поэтому результатом уголовного судопроизводства в первую очередь должно быть возмещение причиненного ущерба потерпевшему, а конфискации в доход государства подлежит оставшееся после этого имущество. Таким образом, интересам государственной казны придается менее существенное значение по сравнению с имущественными правами законного владельца.

5. Определяя перечень преступлений, результатом совершения которых может быть приобретение имущества, подлежащего конфискации, законодатель ориентировался на общественную опасность, тяжесть преступления и его характер. Поэтому в этот перечень включены в основном преступления, связанные с посягательством на личность, преступления коррупционного и террористического характера. В нем отсутствуют преступления против собственности. В этом случае все похищенное имущество или причиненный материальный ущерб подлежат возвращению или возмещению потерпевшему, а не обращению в доход государства.

6. Конфискация имущества распространяется не на любое имущество виновного, как это имело место ранее, а только на то, которое прямо указано в законе (имущество, связанное с совершением преступления или имеющее определенное целевое назначение). Государство не может допустить незаконного обогащения лица посредством совершения преступления или занятия преступной деятельностью. Поэтому конфискации подлежат деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения одного или нескольких преступлений, перечисленных в п. «а» ч. 1 комментируемой статьи, или являющиеся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо через Государственную границу РФ с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, ответственность за которое установлена ст. ст. 226.1 и 229.1 УК. Согласно п. «d» ст. 2 Конвенции от 15 ноября 2000 г. «имущество» означает любые активы, будь то материальные или нематериальные, движимые или недвижимые, выраженные в вещах или в правах, а также юридические документы или акты, подтверждающие право на такие активы или интерес в них.

7. Конфискации подлежат и любые доходы от использования указанного имущества. Согласно п. «е» ст. 2 Конвенции от 15 ноября 2000 г. «доходы от преступления» означают любое имущество, приобретенное или полученное, прямо или косвенно, в результате совершения какого-либо преступления. Под доходами в данном случае следует понимать (применительно к ст. 41 НК РФ) экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, исчисляемую как положительная разница между поступлениями от использования указанного имущества в сфере экономической деятельности и затратами, связанными с таким его использованием.

8. Известные сложности в судебной практике вызывает определение понятия «денег, ценностей и иного имущества… являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную границу… ответственность за которое установлена ст. ст. 226.1 и 229.1 УК». Возникает вопрос: всякое ли имущество, являющееся предметом незаконного перемещения через таможенную границу, вне зависимости от его принадлежности, происхождения и предназначения, подлежит конфискации? При ответе на этот вопрос следует иметь в виду решение Европейского суда по правам человека по делу от 06.11.2008 «Исмаилов (Ismayilov) против Российской Федерации» <1>.
———————————
<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2009. N 4. При этом надо иметь в виду, что ст. 188 УК утратила силу.

17 ноября 2002 г. Исмаилов прибыл в г. Москву из г. Баку. Он перевозил 21348 долл. США, представлявших собой денежные средства от продажи семейной недвижимости. Однако он внес в таможенную декларацию только 48 долл. США, в то время как российское законодательство обязывает декларировать любую сумму, превышающую 10000 долл. США. При таможенной проверке остальная сумма была обнаружена в его багаже. 8 мая 2003 г. Головинский районный суд г. Москвы признал его виновным по ст. 188 ч. 1 УК и приговорил его к шести месяцам лишения свободы условно с шестимесячным испытательным сроком. Вещественные доказательства — 21348 долл. США — было решено обратить в доход государства.

Европейский суд признал нарушенной ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., указав следующее. Сам по себе ввоз в Российскую Федерацию наличной иностранной валюты без каких-либо ограничений не является незаконным. Законное происхождение конфискованных денежных средств не оспаривалось. Ничто не позволяло предположить, что путем применения конфискации власти намеревались предупредить иную незаконную деятельность, например, отмывание преступных доходов, торговлю наркотиками, финансирование терроризма или уклонение от налогов. Единственным преступным деянием являлась неподача таможенному органу соответствующей декларации.

Европейский суд исходил из того, что для признания государственного вмешательства соразмерным оно должно соответствовать тяжести нарушения. Вред, который заявитель мог причинить государству, был незначителен: он не уклонялся от уплаты таможенных пошлин или иных сборов, а также не причинил никакого имущественного ущерба государству. Таким образом, конфискация являлась не компенсационной, а сдерживающей и карательной мерой. Однако заявитель уже был наказан за контрабанду условным лишением свободы. При таких обстоятельствах конфискация, примененная в качестве дополнительного наказания, была несоразмерной, поскольку возлагала на заявителя «индивидуальное чрезмерное бремя». Таким образом, имело место нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции <1>.
———————————
<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2009. N 3. С. 42 — 43.

9. В силу п. «б» ч. 1 комментируемой статьи подлежат конфискации деньги, ценности и иное имущество, в которые имущество и доходы, указанные в п. «а» ч. 1 этой статьи, были частично или полностью превращены или преобразованы (сокрытие, легализация посредством финансовых операций и других сделок). Например, продажа или обмен предметов, зачисление рублевой суммы на инвалютный счет, покупка акций или недвижимости, огранка алмазов, изготовление ювелирных изделий из слитков или наоборот, ценности из драгоценного металла переплавлены в лом. Изъятие указанного имущества из незаконного владения лица фактически означает приведение его в прежнее имущественное положение, которое у него было до совершения преступления.

10. Независимо от законного или незаконного владения подлежит конфискации любое имущество, которое используется или предназначено для финансирования терроризма или перечисленных в п. «в» ч. 1 комментируемой статьи организованных преступных структур — организованной группы, НВФ, преступного сообщества (преступной организации). Понятие финансирования терроризма определено в п. 1 примеч. к ст. 205.1 УК. Оно охватывает и финансирование указанных преступных структур террористической направленности. Однако применительно к конфискации имущества в п. «в» ч. 1 комментируемой статьи названные преступные структуры перечислены наряду с финансированием терроризма, т.е. о них сказано шире, чем в п. 1 примеч. к ст. 205.1 УК. Отсюда следует, что в рассматриваемой статье речь идет о финансировании организованных преступных структур не только террористической, но и любой другой направленности.

11. Конфискуются также орудия, оборудование и иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому. В этом случае уголовная ответственность сопряжена с особым правовым последствием — принудительным прекращением права собственности лица на определенное имущество, в том числе в целях недопущения использования его в дальнейшем в преступных целях. Например, в п. 30 Постановления Пленума ВС РФ от 26.04.2007 N 14 содержится разъяснение о том, что «исходя из положений пункта «г» ч. 1 ст. 104.1 УК орудия и иные принадлежащие обвиняемому средства совершения преступления, в частности, оборудование, прочие устройства и материалы, использованные для воспроизведения контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, подлежат конфискации». Судам следует иметь в виду, что конфискации подлежит лишь принадлежащие осужденному средства совершения преступления.

Например, по приговору Астраханского областного суда от 23 января 2009 г. постановлено конфисковать в доход государства вещественные доказательства по делу — товары народного потребления в количестве 200 коробок, в каждой по 360 шт. детского белья. В кассационной жалобе заявительница Х., допрошенная по делу в качестве свидетеля, указанный приговор в части решения вопроса о конфискации вещественных доказательств просила отменить на том основании, что этот товар принадлежит ей на праве собственности. Жалоба заявительницы была удовлетворена, приговор в части, касающейся решения судьбы указанных выше вещественных доказательств, отменила и дело в этой части направила на новое рассмотрение, поскольку из приговора следует, что сам суд установил принадлежность Х. данного детского белья, в связи с чем решение о конфискации указанного имущества затрагивает права и законные интересы заявительницы (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 17.03.2009 N 25-О09-11 <1>).
———————————
<1> БВС РФ. 2009. N 10. С. 12.

12. Закрепленная в ч. 2 комментируемой статьи мера очень тесно примыкает к мерам, предусмотренным п. п. «а» и «б» ч. 1 данной статьи. Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от него были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, то конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости незаконно приобщенного.

Вариантов указанного приобщения достаточно много. Они связаны с разнообразием видов имущества и других объектов гражданских прав, видов и условий сделок, конкретных способов приобщения и его результатов. Например, пополнение суммы вклада в банке, использование в предпринимательской деятельности, вложение в капитальный ремонт купленного здания, использование в строительстве загородного дома и т.д. При этом нередки случаи, когда невозможно или нецелесообразно разобщить (выделить) законно приобретенное и незаконно полученное имущество вследствие их соединения в нечто неразделимое или единое целое. Учитывая это, ч. 2 комментируемой статьи предусматривает конфискацию из соединенного в одно или объединенного в комплекс имущества той его части, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него.

13. Добросовестный приобретатель имущества не может быть лишен его, если он не знал и не должен был знать о том, что имущество получено в результате преступных действий. Во всяком случае органы следствия должны доказать, что имущество добыто в результате преступной деятельности, а лицо, которому имущество передано, знало или должно было знать, что оно добыто в результате совершения преступления. То, что лицо должно было знать о преступном происхождении имущества, предполагает его обязанность выяснять в определенных рамках вопрос о происхождении принимаемого имущества, а также невыполнение или ненадлежащее выполнение им этой обязанности. Если лицо не знало или не должно было знать о преступном происхождении принятого имущества, то оно считается добросовестным приобретателем, а значит, исходя из содержания ч. 3 комментируемой статьи, данное имущество конфискации не подлежит.