Статья 1. Уголовное законодательство Российской Федерации

1. Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс.

2. Настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права.

Комментарий к Ст. 1 УК РФ

1. Статья 71 Конституции уголовное законодательство относит к исключительной компетенции Российской Федерации. Субъекты РФ не вправе принимать нормативные правовые акты, устанавливающие уголовную ответственность или освобождающие от нее, в связи с чем, например, ВС РФ признан противоречащим федеральному законодательству принятый в одном из субъектов РФ закон о помиловании <1>.
———————————
<1> БВС РФ. 2001. С. 15 — 16.

Конкретизируя конституционную норму, определяющую источниковую базу уголовного законодательства, ч. 1 комментируемой статьи устанавливает его полную кодификацию, поэтому оно существует лишь в форме УК. Из ч. 1 рассматриваемой статьи следует, что возможно принятие и других законов, содержащих уголовно-правовые нормы, например, комплексных законов, определяющих положения различных отраслей права (в частности, законов об организованной преступности, о коррупции, об усилении ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних). Кроме того, уголовно-правовые нормы могут предусматриваться во Вводном законе о введении в действие УК, в постановлениях Государственной Думы об амнистии и о порядке применения амнистии. Однако последние источники не содержат самостоятельных норм о преступности и наказуемости деяний, не предполагают применение ответственности как основного метода уголовно-правового регулирования (см. коммент. к ст. 8), что корреспондирует с ч. 1 комментируемой статьи.

Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, должны включаться в УК и, следовательно, не подлежат самостоятельному применению. Такое нормативное предписание обусловлено необходимостью закрепления гарантий законности в сфере уголовного судопроизводства и исключения аналогии закона в части преступности и наказуемости общественно опасных деяний (см. коммент. к ст. ст. 3, 8). В силу ст. ст. 54, 71 Конституции, а также ст. ст. 8, 19 УК уголовной ответственности лицо подлежит лишь за деяния, содержащие все признаки состава преступления, предусмотренного только федеральным уголовным законом — УК.

2. Исключением из правила о единстве уголовного закона является представленное в ч. 3 ст. 331 УК в период вступления России в Совет Европы, но не реализованное и не имеющее практических перспектив положение о том, что ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством РФ военного времени <1>.
———————————
<1> См.: Федеральный конституционный закон от 30.01.2002 N 1-ФКЗ «О военном положении» // СЗ РФ. 2002. N 5. Ст. 375; Федеральный закон от 26.02.1997 N 31-ФЗ «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» (в ред. от 09.03.2010) // СЗ РФ. 1997. N 9. Ст. 1014; 1998. N 29. Ст. 3395; 2000. N 32. Ст. 3341; 2001. N 53 (ч. 1). Ст. 5030; 2002. N 12. Ст. 1093; N 52 (ч. 1). Ст. 5132; 2003. N 52 (ч. 1). Ст. 5038; 2004. N 35. Ст. 3607; 2006. N 1. Ст. 10; N 6. Ст. 637; N 44. Ст. 4534; 2010. N 11. Ст. 1176.

3. В ч. 2 комментируемой статьи установлен приоритет конституционных норм над другими правовыми нормами. Часть 1 ст. 15 Конституции определяет ее высшую юридическую силу и прямое действие. Законы, включая УК, не должны противоречить Конституции <1>, в частности конституционным нормам, закрепляющим права и свободы граждан, обеспечивающиеся правосудием (ст. 18), равенство перед законом и судом (ст. 19); ограничение применения смертной казни (ст. 20); заключение под стражу только по решению суда (ст. 22); недопустимость повторного осуждения за одно преступление (ст. 50); правило об обратной силе закона (ст. 54) и др.
———————————
<1> БВС РФ. 1993. N 8. С. 7.

В соответствии с указанной нормой, а также разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума ВС РФ от 31.10.1995 N 8, суд, разрешая дело, применяет непосредственно нормы Конституции, в частности, в том случае, когда федеральный закон обнаруживает противоречие с положениями Конституции <1>.
———————————
<1> БВС РФ. 1996. N 1.

Например, по делу М., отказавшегося от несения обязанностей военной службы по религиозным убеждениям, Президиум ВС РФ признал отсутствие в его действиях состава уклонения от военной службы, поскольку действовавшее в то время законодательство, лежавшее в основе соответствующей бланкетной уголовно-правовой нормы (в частности, не предусматривавшей альтернативной гражданской службы), не соответствовало положениям ст. 28 и ч. 3 ст. 59 Конституции <1>.
———————————
<1> БВС РФ. 1996. N 10. С. 7 — 8.

При установлении неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд, исходя из положений ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, вправе в любой стадии рассмотрения дела обратиться в КС РФ с запросом о конституционности этого закона путем вынесения мотивированного определения (постановления). В связи с таким обращением производство по делу или исполнение принятого решения приостанавливается до разрешения запроса КС РФ, о чем специально указывается в определении (постановлении) суда.

4. Признание КС РФ Закона, примененного судом в уголовном деле, не соответствующим Конституции, является новым обстоятельством (не известным на момент вынесения судебного решения, устраняющим преступность и наказуемость деяния), влекущим возобновление производства по уголовному делу (п. 1 ч. 4 ст. 413 УПК). Так, Президиум ВС РФ приговор суда и определение кассационной инстанции по делу О., осужденного по ч. 1 ст. 198 УК, отменил и дело в его отношении прекратил в связи с отсутствием состава преступления. При этом Президиум ВС РФ сослался на Постановление КС РФ от 19.06.2003 N 11-П «По делу о проверке конституционности положений федерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации, регулирующих налогообложение субъектов малого предпринимательства — индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, в связи с жалобами ряда граждан» <1>, признавшее не соответствующими Конституции статьи указанного Федерального закона, не освобождавшие индивидуальных предпринимателей, применявших упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, от уплаты налога на добавленную стоимость и налога с продаж. В связи с этим применение судом закона, не соответствующего Конституции, признано новым обстоятельством, влекущим возобновление производства по делу и отмену предыдущих судебных решений <2>.
———————————
<1> СЗ РФ. 2003. N 26. Ст. 2695.

<2> БВС РФ. 2004. N 7. С. 13 — 14.

Изложенные положения свидетельствуют об особой природе решений КС РФ, содержащих обязательные для правоприменителя правовые позиции (в особенности, постановлений), позволяющих в доктрине относить их, как и положения Конституции, если не к источникам уголовного закона, то к источникам уголовного права.

5. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного, а под общепризнанными принципами международного права — основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо (см. Постановление Пленума ВС РФ от 10.10.2003 N 5). Принципы и нормы международного права закреплены в международных пактах, конвенциях, иных документах (Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. <1>, Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. <2>, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколы к ней и др. <3>), а также в международных договорах РФ.
———————————
<1> РГ. 1995. 5 апр.

<2> БВС РФ. 1994. N 12.

<3> БМД. 2001. N 3.

В силу п. 3 ст. 5 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» <1> положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором РФ следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый в целях осуществления положений международного договора <2>. Данный вопрос разъяснен, в частности, в Постановлении Пленума ВС РФ от 10.10.2003 N 5. Например, Единая конвенция о наркотических средствах от 30 марта 1961 г. (с изм. и доп. от 25 марта 1972 г.) <3>, Международная конвенция о борьбе с захватом заложников от 17 декабря 1979 г. <4>, Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 г. <5> и другие могут применяться лишь при их включении в УК. Положения указанных конвенций имплементированы, в частности, в гл. 24 — 26, 34 УК. Международно-правовые нормы, предусматривающие признаки составов конкретных преступлений, подлежат применению в Российской Федерации в тех случаях, когда статья УК прямо устанавливает необходимость обращения к международному договору РФ (например, ст. ст. 355 и 356 УК) <6>.
———————————
<1> СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757.

<2> БВС РФ. 1996. N 1. С. 4.

<3> БМД. 2000. N 8. С. 15 — 50.

<4> Сборник международных договоров СССР. Вып. XLIII. М., 1989. С. 99 — 105.

<5> Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXVII. М., 1974. С. 292 — 296.

<6> См. об этом, например: Взаимодействие международного и сравнительного уголовного права / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.С. Комиссарова. М., 2009.